пятница, 17 октября 2014 г.

Шаровая молния и холодный ядерный синтез

     В двадцатом веке, под гипнотическим  воздействием термоядерных взрывов, были в спешке, и обильно  профинансированы весьма дорогостоящие исследовательские проекты по фундаментальной физике.  Построены гигантские ускорители самых разных назначений, запущено множество опытных установок для управляемого ядерного синтеза, и т.п.

      Однако результат  скромный.
      Ничего лучше планетарной модели атома так и нее придумано, искусственные сверхтяжелые химические элементы  в штучных объемах никому не нужны, радиоактивные отходы атомных станций некуда девать, термоядерные боеприпасы годятся только для глобального суицида.  А управляемый термоядерный синтез, с которым были связаны большие надежды и на который были израсходованы гигантские ресурсы,  до настоящего времени остается, не реализован.

       В то же время стремительно растет список экспериментальных данных, которые современная фундаментальная физика объяснить не может. Это нейтронное излучение и избыточное выделение тепла при электролизе тяжелой воды, нейтронное излучение при схлопывании пузырьков в жидкости и т. п.

      Во многих экспериментах надежно фиксируется необъяснимое избыточное выделение энергии и образование новых химических элементов. Все это называют «холодный ядерный синтез».

      Некоторые из вышеупомянутых экспериментов, успешно и многократно повторены во многих лабораториях мира, и замалчивать все это уже невозможно.
      Однако ортодоксальные физики, с упорством достойным лучшего применения  твердят, что этого быть не может, и обвиняют авторов необъяснимых экспериментов, то в невежестве, то в шарлатанстве.

       С другой стороны и сами авторы, наблюдающие экспериментальные факты холодного ядерного синтеза, не могут теоретически обосновать то, что они наблюдают.

         Парадокс в том, что в основе всех этих необъяснимых явлений лежит шаровая молния, которая  до настоящего времени сама оставалась загадкой.

         Только после того, как был разгадан феномен шаровой молнии, были поняты условия ее формирования, и ее основные свойства, стали понятны и выстроились в четкую систему все необъяснимые экспериментальные данные по холодному ядерному синтезу.

           Как оказалось: при схлопывании пузырьков в жидкости, при мощном электрическом разряде, при ударе мощного пучка электронов по металлу, при разряде в установке плазменный фокус, при пережигании электрическим импульсом тонкой проволоки или фольги, при ударе снаряда по броне, и во многих других случаях, спонтанно и в большом количестве формируются маленькие шаровые молнии, с временем жизни в одну тысячную секунды.

        Первоначальный диаметр такой ШМ составляет сотые доли микрона, но быстро растет. При достижении диаметра в несколько микрон ШМ распадается и превращается в обычный сгусток плазмы. 

       Время жизни  ШМ зависит от энергии ее электронной компоненты. Если, при энергии электронов в сотни электрон-вольт, время жизни  ШМ составляет тысячные доли секунды, а диаметр распада несколько микрон то, при энергии  несколько миллионов электрон-вольт, время жизни может достигать нескольких минут, а диаметр распада ШМ может достигать нескольких сантиметров и более. 

      Как правило,  долгоживущие ШМ формируются в мощных грозовых разрядах, такие ШМ хорошо наблюдаются и многократно описаны. Наблюдать же визуально ШМ  со временем жизни в одну тысячную секунды и диаметром распада в несколько микрон, невозможно, но формируются они во многих случаях и в больших количествах.  Это полноценные шаровые молнии, с полным набором фантастических особенностей и возможностей.

      Шаровая молния имеет много необычных свойств и важнейшее из них в том, что плотность частиц, из которых состоит ШМ, предельно неравномерна, и быстро нарастает от периферии к центру.  Примерно через одну микросекунду после начала формирования ШМ, в ней самопроизвольно и неизбежно формируется абсолютный центр размером с атомное ядро  (1.0х10Е-15 м). Плотность вещества в этой точке, достигает плотности нейтронной звезды. Никаким другим способом, в земных условиях, сжать вещество до такой фантастической плотности, невозможно.  До расстояния ядерного синтеза сближаются сразу несколько разноименных ядер, вместе с таким же количеством электронов.
       Именно в этой точке и протекают интенсивные реакции холодного ядерного синтеза. Однако это многоядерные реакции да еще с участием электронов. С помощью ускорителей такую реакцию осуществить невозможно в принципе, а потому они совершенно не изучены и никто не подозревал об их существовании  в земных условиях. До настоящего времени доминировала мысль, что подобные реакции могут протекать только в нейтронных звездах.
       Главная же особенность многоядерной реакции в том, что многоядерная система самопроизвольно стремиться синтезировать только стабильные химические элементы, при этом, нейтронное и жесткое электромагнитное излучение, как правило, отсутствуют.
  Более того - попавшие в зону реакции нестабильные ядра неизбежно трансформируются
в стабильные химические элементы.                                                                                           
  Механизм многоядерной реакции синтеза в ШМ, следующий.

    В автономном режиме, размеры ШМ плавно увеличиваются, а напряженность ее  магнитного поля соответственно плавно уменьшается. Уменьшающееся магнитное поле генерирует соответствующее индуцированное электрическое  поле, силовые линии которого точно совпадают с траекторией движения электронов, показанных  синим на (Рис. 1). Это мощнейшее индуцированное электрическое поле, и как всякое индуцированное, противодействует всякому изменению тока и удерживает таким образом, ШМ от мгновенного хаотического развала. Выброшенные из центра электронные пучки, выворачиваются этим полем на изнанку, разворачиваются обратно и возвращаются к центу в виде входящих электронных пучков. В итоге вырисовывается удивительная картина - электроны удерживаются индуцированным эл. полем и в принципе не достигают внешней поверхности, а положительные частицы удерживаются электростатическим полем электронной компоненты и совершают колебательные движения, через абсолютный центр, от поверхности до противоположной шаровой поверхности, которая и состоит из тончайшего слоя положительных ядер, замерших в точке возврата (Vp=0). См. Рис.1
    То есть, температура внешней поверхности ШМ стремится к абсолютному нулю и состоит только из положительных частиц.
За пределами этой сферы электрические (Е) и магнитные поля (Н), связанные с ШМ, отсутствуют. Однако под слоем медленных ионов начинается очень сильное электростатическое поле с радиальной симметрией.
От     Е = (1.0х10Е+9) Вольт/ метр
 До   Е = (1.0х10Е+12) Вольт/ метр
  Это поле создает электронная компонента, которая удерживается от разлета собственным индуцированным электрическим полем. Это и есть то самый таинственный механизм удержания шаровой молнии. Все предельно просто и ясно!!!

         Любой внешний электрон (E)  см. Рис. 2 , который попытается пересечь внешнюю границу шаровой молнии, будет упруго и жестко отброшен наружу.      
           Он сохранит первоначальную кинетическую энергию, а угол его падения на поверхность ШМ, будет равен углу отражения.  Любой положительный ион (P)  см. Рис. 2  , пройдя ту же границу, будет захвачен, с гигантским ускорением пойдет к центру ШМ, на максимальной скорости пресечет ее абсолютный центр, потом начнет интенсивно тормозится, тем же радиальным электрическим полем, на минимальной скорости достигнет противоположной поверхности ШМ и покинет ее. При этом он сохранит свою
первоначальную кинетическую энергию и да же первоначальный вектор скорости. Нейтральный атом, (H) см. Рис. 2 попавший в ШМ, будет полностью очищен от электронов еще в момент пересечения ее внешней границы, в виде многозарядного иона пройдет точку реакции и будет выброшен на противоположно стороне с первоначальной энергией и вектором.
                  

       Таким образом, ШМ интенсивно взаимодействует с окружающей средой, по всей площади ее внешней поверхности, захватывая и прокачивая через себя и  через свой абсолютный центр,  окружающее вещество. В точку многоядерной реакции поступает полный набор химических элементов, окружающих шаровую молнии. А навстречу из этой точки движется набор вновь синтезированных химических элементов (в виде положительных ионов), которые, по мере приближения к внешней поверхности интенсивно тормозятся и покидают ШМ с очень малой энергией (доли электрон-вольта).


         Какие новые химические элементы будут формироваться, будет нейтронное излучение или нет, будетвыделятся энергия или нет, зависит от химического состава, который всасывает себя ШМ, и от структуры самой ШМ, которая зависит от условий ее формирования, а это бесконечно большое число вариантов.
           Для формирования ШМ требуются очень простые условия.
Это может быть два встречных электронных пучка, один радиально-сходящийся поток электронов, один сферически-сходящийся поток электронов и еще около сотни вариантов.
          Требования простые:  электронные встречные токи должны превысить некоторый критический порог (несколько тысяч ампер), и иметь достаточную длительность (не менее одной микросекунды), а их объемный заряд, в начале процесса, должен быть скомпенсирован зарядом положительных ионов. Например, сферический сходящийся поток очень легко формируется при кавитации в жидкости. Радиально сходящийся поток легко формируется при мощном разряде в газе, в момент развития неустойчивости типа перетяжка и.т.д.
       Шаровая молния может стабильно существовать сколь угодно долго, пока есть электронные потоки ее сформировавшие. Однако как только эти потоки (пучки электронов) прерываются, ШМ переходит в автономный режим. В автономном режиме, под воздействием индуцированного электрического поля, выходящие потоки электронов замыкаются на входящие и не выходят за поверхность шаровой молнии.
размеры ШМ быстро растут и через некоторое время она  разваливается. Время автономной жизни зависит от энергии электронной компоненты.
Чем больше энергия электронной компоненты, тем больше время автономной жизни ШМ.
      Упрощенная логика формирования ШМ в момент схлопывания пузырька в жидкости, показана на Рис.3
 В момент времени (Т1) сформировались сферически сходящиеся потоки электронов с током в несколько тысяч ампер. В момент времени (Т2), сходящие потоки наткнулись на собственный объемный заряд, отразились от него и сформировались выходящие потоки.
  Как результат взаимодействия между входящими потоками электронов и выходящими потоками электронов, начинает работать многоступенчатый механизм автофокусировки. С каждой следующей ступенью, точка фокуса уменьшается  в два раза. Через несколькодесятков таких ступеней сжатия, размеры точки фокуса достигают размера (1,0х10Е-15) метров, а плотность частиц в точке фокуса, достигает нейтронной
   (Т3) – сформировалась точка абсолютного центра и началась реакция многоядерного синтеза. В этом режиме ШМ может существовать сколь угодно долго, пока существуют сходящиеся потоки электронов. В случае обрыва этих потоков ШМ переходит в автономный режим (Т4) и начинает расширятся. Слабеющее магнитное поле формирует индуцированное электрическое поле, которое поддерживает замкнутое и упорядоченное движение электронных потоков.  В момент времени (Т6) упорядоченное движение переходит в хаотическое, точка абсолютного центра размывается, плотность вещества выравнивается и ядерная реакция прерывается.

      Логика формирования ШМ в грозовом разряде показана на (Рис.4), совмещенного с фотографией реального грозового разряда, четочная молния.
Т0 развитие неустойчивости перетяжка, формирует радиально сходящийся электронный поток. Т1 – после обрыва основного тока, два выходящих пучка рассеиваются, замыкаются на радиально входящий электронный поток и ШМ переходит в автономный режим. В момент (Т3) ШМ достигает максимальных размеров и начинает светится.
Т4 – магнитное моле достигает минимального значения, индуцированное электрическое поле слабеет и уже не может удерживать электроны от хаотического разлета.
                                        
                                                
         
                                                        

                    

             

 Структура магнитного поля в автономной шаровой молнии показана на Рис.5.

Потки электронов в ШМ вокруг себя создают мощное магнитное поле. При этом по мере приближения к точке абсолютного фокуса, диаметр электронных пучков уменьшается, а напряженность магнитного поля растет и достигает фантастических значений в точке абсолютного фокуса.


       

 В том случае если ток резко обрывается, магнитное поле начинает быстро слабеть и индуцирует электрическое поле, которое стремится сохранить входящие потоки. Именно это индуцированное поле и поддерживает некоторое время, упорядоченное движение электронов. Это тот механизм, который и удерживает плазму от разлета.
Как только обрываются входящие токи, шаровая молния начинает увеличиваться в размерах, индуцированное поля рассеивает выходящие электронные пучки, разворачивает их обратно, и замыкает выходящее потоки электронов на водящие. С этого момента ШМ становится автономной и начинается обратный отсчет времени до ее распада.
                   Вместе с тем, если мощные и короткие встречные электронные пучки формируются случайно и самопроизвольно во многих случаях (например - кавитация), то сформировать мощные (тысячи ампер), встречные и непрерывные электронные пучки, очень сложная техническая задача.  Создать такую установку случайно или на коленке невозможно.
 Этим и объясняется тот факт, что до настоящего времени получить ШМ в лаборатории не удавалось, а явления связанные с короткоживущими шаровыми молниями, наблюдаются часто но не находят теоретического объяснения. Сама мысль, что при схлопывании пузырьков в жидкости, плотность вещества достигает плотности вещества в нейтронной звезде, казалась полным абсурдом. 
           В то же время, ни нейтронное излучение, ни избыточное выделение тепла, не могут служить надежными индикаторами многоядерной реакции. Например, что бы появилось нейтронное излучение, нужно зажечь ШМ в среде чистого дейтерия. В установках «Плазменный фокус», такие условия формируются искусственно, и мощные нейтронные импульсы регистрируются стабильно. Иногда такие условия спонтанно формируются при схлопывании пузырьков в ацетоне, в котором водород замещен дейтерием, но это очень  редкие случайные условия, а потому нейтронное излучение предельно слабое и трудно регистрируется. Что бы появилось избыточное выделение энергии, нужно зажигать ШМ в среде, где имеется строго определенный исходный набор химических элементов.  Малейшее изменение этого химического состава может привести к прекращению выделения энергии. Только появление новых химических элементов надежно указывает на то, что многоядерная  реакция идет.  Однако новые химические элементы, как правило, образуются в очень малых объемах и  доказать, что  это продукты  ядерных реакций, а не случайные загрязнения очень трудно. Все это объясняет тот факт, что подавляющее большинство экспериментов по холодному ядерному синтезу до настоящего времени не поддается надежному повторению, и не признаются.
           Главная же причина неприятия холодного ядерного синтеза в том, что современная фундаментальная физика не владеет теорией шаровой молнии и теорией многоядерной реакции синтеза, которые были открыты в России еще в1980 году.
           В то же время, новая теория прекрасно согласуется с экспериментальными данными, которые были  получены при испытаниях боевых термоядерных зарядов и при проведении экспериментов по УТС.  Сейчас уже надежно доказано, что современная теория УТС неверна в основе и потому все современные проекты термоядерных реакторов совершенно бесперспективны, а теория термоядерного взрыва, грубо подтасована под экспериментальные данные.
    Признание новой теории сразу же принесет большой экономический эффект – все современные исследования по УТС можно спокойно закрыть, как абсолютно безнадежные, а это миллиарды долларов сохраненных от бесполезной траты. Вместе с тем, новая теория позволяет создать, через несколько лет, реакторы холодного многоядерного синтеза, работающие без радиации, без радиоактивных отходов, с фантастическими технико-экономическими характеристиками и с блеском решить проблему глобальной энергетики. В военной области открывается широкая перспектива создания, принципиально новых систем ядерного оружия.


        Анализ фотографии грозового разряда – четочная молния.
                                       Режим съемки .  
1) штатный короткофокусный объектив фотоаппарата Вилия –авто.
2) ночная гроза в г Ростов-на-Дону лето 1984 года.
3) цветная обращаемая фотопленка.                               
       
            

Съемка из окна 4-го этажа, в направлении грозы, под углом 45 градусов к горизонту,
в  направлении Юго-запад, на штативе был установлен фотоаппарат с открытым затвором. После очередной вспышки молнии объектив осторожно закрывалсякрышкой и пленка перетягивалась на очередной кадр. Никакие посторонние предметы и объекты в кадр не попадали.
                                      
       
    

     Объектив был открыт все время грозового разряда, следовательно, светящиеся точки появились и исчезли не перемещаясь в пространстве. При этом в промежутках между ними свечения не было все это время. Отчетливо видна четочная структура их расположения (точки как бы нанизаны на одну ниточку - четки). На основном канале молнии хорошо различимы неустойчивости  типа перетяжка и змейка. Хорошо видно, что это грозовой разряд между облаками, а в кадр попала нижняя часть разряда. Как известно во время грозы линии электрического поля обычно направлены вверх. Следовательно в кадре положительно заряженное облако, в которое попал мощнейший пучок  электронов, сформированный в момент развития неустойчивости типа перетяжка, в основном канале молнии.
          Как известно в релятивистском пучке электронов сила электростатического расталкивания, почти полностью скомпенсирована силой магнитного сжатия. При этом отношение магнитной силы к электрической, равно отношения скорости электронов к скорости света.
       Fm Fe   =    V/C          где:     Fm  магнитная сила действующая на электрон             
                                                                                               (фокусирующая сила)
                                                       Fe   электрическая сила действующая на электрон  
                                                                                                (рассеивающая сил)
                                                       V     скорость электрона
                                                       C     скорость света
В данном случае энергия пучка лежит в районе миллиардов вольт, скорость его электронов близка к световой, а следовательно сила расталкивания почти полностью скомпенсирована силой магнитного сжатия пучка, в собственном магнитном поле.
      Попав в положительное облако, сила электростатического расталкивания между электронами была незначительно ослаблена и стала немного меньше силы магнитного сжатия. По этой причине пучок электронов, проходя через положительное облако многократно выходил на режим полной автофокусировки, многократно полностью терял свою кинетическую энергию. При этом каждый раз в точке торможения зависал объемный отрицательны заряд с потенциалом равным начальной энергии электронов (несколько миллиардов вольт). После полного МГД торможения поток электронов снова набирал свою первоначальную энергию. Процесс повторялся многократно, пока не было пройдено положительное облако.  За пределами этого облака, условий для развития автофокусировки уже не было и поток электронов рассеялся.
    Анализируя эту ситуацию необходимо помнить  еще одну важную особенность мощного релятивистского электронного пучка – даже небольшой импульс сжатия, приводит к лавинообразному самопроизвольному сужению пучка (полная автофокусировка или МГД торможение), которое развивается до полной остановки электронов, и формированию неподвижного объемного отрицательного заряда, потенциал которого достигает первоначальной энергии электронов.  См. Рис. 6  и Рис. 7

  

      На рисунке 6. Показан электронный пучок с током 10 000 ампер, энергией 1 000 000 электрон-вольт. Его диаметр 0,2 метра. Такой пучок создает собственное магнитное и собственное электрическое поле.  Напряженность этих полей достигает величины достаточной для существенного изменения формы и траектории самого пучка. 

    Магнитное поле достигает такого значения, что радиус движения электрона, идущего по поверхности пучка (Rem=0.08 m), сравнивается с радиусом всего пука (Rpu=0.1m) см. Рис.6 

     Расчет показывает, что объемная плотность частиц (электронов)  P очень мала, всего (7.0х10Е+15) штук на метр куб. Если весь этот объем заполнить положительными ионами с такой же плотностью, то сила расталкивания окажется полностью скомпенсирована и электронный пучок начнет интенсивно сужаться под воздействием собственного магнитного поля. Более того изменяя плотность положительного заряда от нуля до максимума  (P электрон  = P ион), можно характер взаимодействия пучка с собственными полями.

       Если плотность ионов будет нулевая, то пучок электронов будет находится в режиме рассеивающей линзы и будет расширятся.
       Если установить плотность положительных ионов
Как   (P ион / P электрон )  =  ((с-V) / с) =  0.059 , То сила сжатия будет полностью уравновешена силой расталкивания и траектории частиц останутся строго параллельными.

      Однако малейшее превышение этой плотности положительных частиц, приведет к лавинообразному сужению пучка и его полному торможению на собственном объемном заряде, как показано на Рис.8. При этом в равной мере тормозятся и частицы идущие по поверхности пучка и частицы идущие в центре пучка. Это обусловлено релятивисткой деформацией поля частиц движущихся с около-световой скоростью.

       После прохождения минимального сжатия пучок снова расширяется до первоначального диаметра и набирает первоначальную скорость. Если на его пути снова окажется положительный заряд с плотностью выше критической, то пучок снова войдет в режим полной фокусировки и остановки. Так будет повторятся пока на пути этого пучка будет положительный заряд достаточной плотности.

        Каждый такой такт будет формировать объемный отрицательный заряд, неподвижно висящий в пространстве, и с потенциалом равным энергии пучка. В нашем случае потенциал объемных зарядов 1000 000 вольт.
         
       Очень важен еще один момент.
       Начальный диаметр электронного пучка не имеет значения.
Вышеописанные объемные заряды самопроизвольно формируются при любом начальном диаметре электронного пучка. Главное энергия и ток потока электронов.
Обусловлено это тем, что все зависимости линейны. То есть, если мы в 1000 раз уменьшим начальный диаметр пучка, то ровно во столько же раз увеличится напряженность полей на его поверхности, а следовательно и сила действующая на частицы  увеличится во столько же раз. Тогда и радиус искривления траектории частиц в этих полях, точно во столько же раз уменьшится.
 В итоге общая картина движения частиц не изменится.
   Следующая важная особенность в том, что формирование объемного заряда, это предельно возможное разделение зарядов в плазме, за счет полной растраты кинетической энергии частиц, а диаметр этой структуры зависит от плотности и энергии части. То есть это хорошо и давно известный Дебаевский радиус, известный еще из теории электролитов и широко применяемый в современной теории плазмы.
   На Рис. 8 показано, что положительные ионы не могут равномерно скомпенсировать объемные отрицательные заряды созданные релятивистским потоком электронов.
  В итоге появление мощных релятивистских электронных потоков в плазме неизбежно приводит к самопроизвольному  формированию устойчивых шаровых структур (шаровых конденсаторов)  дебаевского радиуса, заряженных до напряжения, равного кинетической энергии частиц.



  Рассматривая эту систему взаимодействия, необходимо помнить, что газовые законы в данной ситуации не применимы, т.к. прямые столкновения между частицами практически отсутствуют и ими можно пренебречь.
Для примера рассчитаем мощность  нагрева ионов от электронов за счет прямых столкновений.  
        Считаем мощность электронного пучка    
              PU * I = 1000 000 * 10 000 =   (1.0x10E +10) Вт.
     Считаем вероятность прямого попадания электрона в ион при длине его пролета 1 метр.
          Учитывая, что эффективное сечение прямого попадания приметно (1.0х10Е-30) м.кв.
           Находим эту вероятность.
           W = 1 / (0.7x10E+15) * (1.0x10E-30) = (1.42x10E-15)
       Находим мощность нагрева ионов на пути длинной 1 метр.
       Pn= P * (1.42x10E-15)= (1.42x10E-5) Вт.
      Если учесть то, что да же прямое столкновение электрона с ионов не приведет к полной
      передаче энергии (большая разница в массе), то полученную мощность нужно  
       уменьшить еще в 1000 раз. В итоге нагрев составит ничтожную величину в районе
         (1.0х10Е-8) Вт. Разница с электрической мощностью 18 порядков.
        Таким образом, в данной ситуации газовые законы полностью теряют  
                  смысл и  система  живет по совершенно другим законам


Автор  Гринев Владимир Тимофеевич .     

www.grinvladimir.narod.ru




Комментариев нет:

Отправить комментарий